Search
27 сентября 2023
  • :
  • :

Почему сейчас сочувствия и эмпатии становится все меньше

Прошло больше года после полномасштабного вторжения, и война, так или иначе, сказалась на нас всех. Если вы заметили, что больше не испытываете сочувствия или эмпатии к историям, новостям, людям, то вы не одиноки. 

Все дело в том, что ресурсы нашей психики не безграничны, и со временем наша психика, исчерпав ресурс эмпатии, как бы «закрывается». Только потери самых близких могут вернуть ту дикую боль, которая была раньше. Этот механизм сравним с порогом физической боли. Человеческая психика «закрывается» от раздражителя и перестает чувствовать.

Эмоции, ресурсы и усталость

Люди взаимодействуют не только на вербальном уровне, но и на эмоциональном. Возможность разделить эмоции другого человека называют эмпатией, потому что сопереживание помогает поддерживать отношения друг с другом. 

Способность испытывать чувственный опыт (т.е. испытывать эмоции) – это наша уникальность, особенность эмоционального интеллекта. Если человек много пропускает через себя трагических ощущений, он расширяет свой порог чувствительности. Каждый раз становится все сложнее испытывать, например, сострадание, сожаление, эмоциональную боль. 

Из-за войны люди и так находятся в хроническом стрессе, который приводит к эмоциональному выгоранию. В этом состоянии человек большинство ресурса тратит на выживание, а не на построение социальных контактов. 

Например, есть человек, которому нужно решать много разных задач. Физически он постоянно находится в тонусе. Но если пытаться включить его в какие-то эмоциональные переживания или истории, его ресурсов вряд ли хватит. Он будет пытаться заблокировать эту информацию агрессией, безразличием, отстраненностью и т.д. Это механизм защиты нашей психики. 

Этому состоянию предшествует накопление эмоций, которые следует упускать. Держаться — не значит «подавлять эмоции». Это значит быть вместе, но позволять себе плакать, грустить, испытывать сожаление, ненависть и т.д.

 Точки боли и переживания чужих эмоций

Человеческие истории способны «пробивать» эту защиту в «точке боли». Сильная эмоциональная реакция будет возникать у тех людей, кому эта история актуальна, схожа с его личным опытом. Например, матери военных или пленных будут читать все, что касается этой темы. Молодая мать будет остро реагировать на истории о детях.

У усталости от сострадания есть определенное расстояние, на которое оно действует. Людей чаще «затрагивают за живое» истории, которые происходят как можно ближе к их дому. Это синдром смертных километров, причина, по которой юольшинство катаклизмов, авиакатастроф и других чрезвычайных ситуации в мире не вызывают у украинцев волну масштабного сострадания. 

Смерть знакомого человека

Смерть знакомых людей на фронте обычно имеет несколько контекстов.  

  • Первый – это перенос, когда мы представляем себя на месте погибшего. 
  • Второй – классическое горе, когда человек оплакивает утрату другого и своих нереализованных потребностей. 

Пример классического горя — у девушки на фронте погиб парень. Ей было очень жаль, что он отдал свою жизнь, и что многие его собратья так же платят большую цену за независимость Украины. Но глобально больше всего она беспокоится о том, что у нее больше нет парня, что она больше не может с ним чем-то поделиться, разделить, создать. То есть ее потребность в близости на время не будет закрыта, и ей придется искать другого человека и строить новые отношения. Это эгоистично, но обычно за каждой смертью есть горевание о своих нереализованных потребностях, – так говорят психологи и психотерапевты.

Смерть и разрушение, которые вызывают у нас чувство горя, сигнализируют об эмоциональной привязанности. Даже к малознакомым людям мы испытываем теплые чувства, поэтому когда среди многих некрологов видим знакомое имя, чувствуем потерю и горюем. Это касается не только людей, но и мест. То есть если человек был в городах или селах, которые сегодня уничтожены, – проезжал, гостил или жил, у него эти регионы тоже будут вызывать сильные переживания.

Восстановление ресурса сострадания

Ресурс сочувствия и эмпатии можно восстановить. Но для этого нужно выполнить несколько простых действий, чтобы дать психике отдых от новостей, историй и т.д. 

  • Устроить информационный детокс. По меньшей мере, отключить оповещения, полноценно питаться и соблюдать гигиену сна. 
  • Ввести умеренные физические активности. При физических нагрузках организм выводит из крови кортизол – гормон стресса. Поэтому моральное и эмоциональное состояние после физических нагрузок улучшается. Это может быть кардио нагрузка – бег, плавание, теннис и т.д. Если нет возможности, то хотя бы – долгие прогулки.  
  • Давать себе проявлять эмоции. Нужно позволять себе быть людьми: живыми, с эмоциями, с переживаниями, не отрицать свою природу. Помните, что каждый имеет право как на свою эмпатию, так и на безразличие. Не все, что происходит в мире, мы можем пропустить через себя. Мы должны вводить новую культуру общения, говорить о том, как нас поддерживать. То есть когда лучше не трогать, а когда нужно обнять. Это индивидуально, и наша ответственность озвучить нашим близким, как нас поддержать
  • Признавать и принимать свою беспомощность. Люди обладают ограниченным ресурсом сил. Поэтому часто пытаются сделать больше, чем они способны и быстрее выгорают. Кто-то наоборот – ничего не делает. Каждый должен помогать и работать по мере своих сил и возможностей. 
  • Не сравнивать себя с другими. Надо принять, что каждый может переживать события в собственной силе и интенсивности. 
  • Мониторить свой ресурс. Понаблюдать достаточно ли сил в течение дня. К примеру, на повседневные задачи либо работу. Если усталость, напряжение, повышенная чувствительность сказываются, это означает, что ресурса не хватает и нужно его обновлять. 
  • При необходимости – обратиться к психологу. Украина стала второй после Израиля страной, начавшей терапию во время войны. Обычно это методы кризисной помощи, ведь, несмотря на активную фазу войны, жизнь продолжается. Во время сессий специалисты должны учесть степень травматизации, чтобы не ухудшить состояние. К примеру, сигнал тревоги или удаленный звук взрыва могут стать триггером.  
  • Продолжать жить и разрешать удовольствие. Как бы это странно ни звучало, но даже в условиях войны нужно позволять себе получать удовольствие. Мы имеем пример Первой, Второй мировой, когда люди и пели, и танцевали. Они влюблялись, женились, рожали детей даже в таких ужасных условиях. 
  • Эта усталость, которую мы сейчас можем испытывать от горя, это не о жестокости или безразличии. Это о том, чтобы вернуть свою жизнь себе. И тогда снова иметь возможность сопереживать, помогать и приближать победу на собственном фронте.

    Источник